Синдром отличницы

За окном поют птицы, капает с крыш. Эти звуки возвращают в детство. Однажды я долго лежала в больнице, так долго, что начал таять снег. И мама тогда всё время была рядом. Я помню, как она рисовала весенний лес, простым карандашом, в небольшом блокноте. Там были бугры, проталины и подснежники. Мне очень хотелось в лес, и я знала, что никогда не смогу так же красиво рисовать.
Я много чего не смогу делать так же хорошо как она: убирать дом, шить, разбираться в людях, поддерживать мужа. Мама во всём была идеальна. Впрочем, это не изменилось, она до сих пор считает себя такой. Всегда знает, кто что должен делать и как для кого лучше. Искренне переживает за всех и буквально кусает локти, когда-то кто-то идёт не туда: подруги, коллеги, родственники — все мы для неё глупые ёжики в тумане, и у каждого впереди свой обрыв. И она готова отдать всю себя, чтобы спасти нас.
Как снежный ком копились мои обиды на маму, много лет на него налипал всё новый и новый снег, и я, закованная в самой сердцевине, крутилась по инерции, летела, чертя голову, всё вниз, вниз, и вниз, без надежды остановиться. Потому что это сложно: расти, формироваться и жить рядом с идеальным человеком, который в детстве заменяет собой весь мир.
Мы обе больны синдромом отличницы. Когда всё нужно делать идеально, и даже не для кого-то, а для самой себя. В смысле, делать-то обязательно для других, но оцениваешь себя сам, самой высокой меркой. И всё-таки обязательно хвалишься: смотрите, какая я молодец, оцените, оцените меня!
И загоняешь себя в бешеное колесо, когда тебе некогда вздохнуть. И главное, не так важно, что именно делать, главное — чтобы все упахались. Однажды на каникулах в деревне мы косили холм, не потому, что бабушка и дедушка водили домашних животных, а просто так, чтобы людям было удобнее ходить на реку. Потом эти люди пару раз проехали там на машине, разбили весь берег, и плевать им было на скошенный холм.
Но мы же для них старались, для людей всё. И обязательно согласно морали. Причём мораль особая, и главный грех в ней — бездействие. Даже отдыхать надо активно. Обязательно работа, семья, дети и постоянный процесс дома. «Прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы...» — и далее по тексту.
А кто не вписывается в это понятие «морали» — живёт неправильно. Всё очень просто, нет никаких оттенков и полутонов, правда — одна на всех, есть правильно и неправильно, а кто несогласен — тот жертва самообмана.
Жизнь, конечно, вокруг мамы бурлит по всем направлениям, многим и не снилось такой активности! Как результат невроз. Недосып. Конфликты. Глубинная обида на дочь, которая идёт по жизни по-своему, а, значит, не любит мать. И недоумение каждый раз, когда кто-то из знакомых не следует её советам.
Советы, надо отдать должное, дельные, полезные. Но даже самые ценные советы нужны не всем... и не всегда.
Где же выход? Как справиться с синдромом отличницы?
Информации в сети много, я не хочу её пересказывать. Если коротко и о главном, схема проста:
1. Остановиться.
2. Закрыть глаза.
3. Глубоко вдохнуть.
4. Прочувствовать, что ты есть.
И это счастье — быть. Осознавать своё право на эту жизнь. Изначальное. Не после исполнения списка безумно важных дел, а сразу, как только открыл глаза. И действовать дальше из состояния плюса, полноты, избытка, а не ради похвалы (пусть даже собственной), не ради того, чтобы заслужить своё искомое право просто быть и залатать незарастающую брешь в груди, извечную нехватку любви.
Информации-то много, вот только как те советы она не всем и не всегда к месту. Для начала проблему стоит признать. Что да, это не у кого-то там синдром отличницы, а это я не могу бесцельно просидеть на месте и минуты — только если предельно плохо себя чувствую.
Мой путь по выходу из этого состояния занял несколько лет. Я решала проблемы комплексно и совершенно неосознанно, не плыла, а скорее барахталась, создавая всё новые и новые проблемы. Не посоветую такого никому, но, возможно, однажды смогу обо всём этом стройненько рассказать.
И только теперь советы попали в благодатную почву и прорастают.
Пришла весна. Растаял снежный ком. За окном поют птицы и возвращают меня на забытый рисунок с проталинами и подснежниками. И я чувствую мамину любовь, сквозь годы и обиды, на самом деле чувствую. До горячих-горячих слёз.
Я даже на днях осторожно рассказала ей про синдром отличницы. Она признаёт, что он есть и... гордится им. Это неотъемлемая черта «правильных людей, живущих по морали». Я не стала давить. Мои советы пока ещё не готовы там прорасти.
Отношения маленького неидеального человека и абсолюта, правильного, фанатичного, реализовались в моём романе «Круг замкнулся». Основная пара: Белянка — Горлица, две ученицы лесной ведуньи, младшая и старшая. Для Горлицы всё просто: она предана традициям и Лесу, она готова день и ночь трудиться на благо родной деревни и не приемлет вольнодумства девчонки, которая ищет какой-то свой, другой, серединный путь. И Белянка вроде бы тоже ради людей старается, но она смеет доверять себе больше, чем этой самой «морали». И Горлица объявляет её предательницей.
Для меня момент изгнания Белянки глубоко символичен и напрямую связан с реальной жизнью. Меня часто ругают, что концовка романа пережата, эмоции зашкаливают. Я соглашаюсь, но... оставляю как есть.
Просто потому что так было. Да, текст — это вымысел, но истоки и предпосылки у него настоящие.
Жизнь не перепишешь.
Напоследок приведу финальный отрывок из текста, именно здесь ярче всего проступает этот конфликт:

Горлица ринулась с холма, к границе огня. Позади вился серый подол, хлестала по плечам коса, а глаза горели — ненавистью, гневом, болью. С острых когтистых пальцев срывались искры тепла и летели к Белянке, скручиваясь тугими верёвками, стягивая горло, спутывая руки и ноги, забивая лёгкие.
— Белка! — неистово кричала Горлица. — Белка! Проклятая! Как ты посмела! Как ты могла!
— Уходи! — прохрипела, задыхаясь, Белянка.
— Я не брошу Луки! — плюнула Горлица и сильнее стянула путы.
Но на стороне Белянки был Лес. Она черпнула громадную охапку тепла и вытолкнула из себя упругой круглой волной, растягивая заклятие Горлицы. Ослабла хватка на горле и удалось немного вдохнуть.
Старшая и самая сильная ученица тётушки Мухомор не сдавалась. Её губы кривились в нечеловеческом усилии, на вытянутой шее надувались жилы. На её стороне были правда, свет, честь и свобода. Её глаза полыхали праведным гневом. Она защищала то, во что верила каждый миг своей жизни — она защищала Родину. Память предков, традиции и саму жизнь.
Она защищала Лес.
И она в одиночку противостояла мощи целого Леса!
Белянка бы расхохоталась, если бы не было так больно. Больно телу и больно душе. Она читала по лицу Горлицы каждую чёрно-белую мысль. Вместе с ней она презирала саму себя. Но теперь она знала, что Лес на её стороне. Что Лес её поддержал. Что так правильно. Пусть ужасно, подло, страшно и жутко, но правильно.
Только так можно сохранить жизнь.
Разрушив Родину, предав память, смешав традиции с золой — сохранить жизнь.
Будет жизнь — будет и Родина, и память, и традиции.
И будет новая жизнь. Будет!
— Прости, сестра… — прошептала Белянка так тихо, что Горлица и не могла услышать.
Прошептала и собрала силы для последнего броска.

Последнее изменение: Вторник, 06 ноября 2018 Прочтений: 211
 

Комментарии

    Комментариев пока нет
Гость
22.04.2019
Роман "Круг замкнулся"

Круг замкнулся

Наташа Кокорева, эпическое фэнтези

Никогда не поздно захотеть жить: прислушаться к себе и стать созвучной частью потока [...]

Электронная книга Бумажная книга