Изумительная воля к жизни

Победа нестерпимо горчила. Пара холодных слезинок скользнула по щекам, испачкала подол смытым пеплом. Колени дрогнули — и Белянка рухнула на землю. Проваливаясь в небытие, она точно знала только одно.
Она была Огнем. Она не сможет этого забыть. Никогда.

Я почему-то уверена, что и автор тоже никогда не сможет этого забыть. Как она танцевала с огнём, подчиняла стихию и сливалась с Теплым миром в смертельных объятиях.
Потому что роман живой. Он проникнут восхищением перед природой, есть в нем простор и бездонное небо.

Простором и свежестью можно было просто задохнуться. Задохнуться и умереть счастливым. Сердце замерло. И захотелось кричать. Так громко, чтобы услышал весь мир. Услышал и отозвался.
(…) А над головой необъятным куполом летело небо. Ни один рисунок, ни один свиток не мог передать даже крупицы этого чуда. И непреодолимого желания жить.


Любовь к природе пробирает до мурашек. (ах, кстати, эти мурашки – они так часто приходят к главным героям, что почти стали второстепенным персонажем книги :) )

На мой взгляд, у романа очень удачная аннотация и начало. Я только перелистнула первые страницы, а передо мной уже нарисовали целую драматичную историю любви, которую можно домысливать тысячью деталей. И уже виден характер Стела — неравнодушного, теплого, но при этом чрезмерно послушного мальчика.
И тут же хлынула целая лавина разрозненных ассоциаций, от «Улитки на склоне» (из-за авторского языка Лес в романе мне все чудился таким же влажными одушевленным, как у бессмертных фантастов), через Робин Хобб (странная магия Уит) и вплоть до знаменитого кадра из Терминатора 2 "No Fate". И, конечно, напрашивались исторические параллели с крестоносцами и прочими миссионерами.

Мне показалось, что Лес явно противопоставляется Городу. Лес пронизан теплыми потоками магии, населен добрыми людьми, живущими в гармонии с природой. А мировоззрение горожан часто ограничено каменными стенами.

Но каменные стены крадут горизонт у тех, кому заказан вход на крышу.

Эту цитату уже приводили до меня. Но именно из-за нее я и начала читать роман, так что приведу и еще раз.
Впрочем, это не произведение в жанре классицизма. И в городе есть люди, которых волнует справедливость и гармония, например ГГ Стел и его возлюбленная Агила. Но про общую массу гг думает напрямик:

И «беречь тепло» выпадало только на долю бесправных учеников. А потому, не успев сменить холщевую накидку на голубой плащ, юные учителя принимались транжирить вволю. Стел никогда не понимал, откуда в людях столько жадности и глупости.

И в лесу есть самые разные люди:

Только что скрылась за горизонтом ладья тетушки Мухомор, только что в деревню ворвались чужаки, чуть не убили отца деревни, да и сама Белянка чудом осталась жива. А селяне, добрые соседи, милые знакомые, родные — они грызлись из-за горшков, и мисок, и еды!

Так что персонажи не слеплены по одному шаблону. В романе переплетено множество разных судеб.
С моей колокольни порой хотелось поспорить с некоторыми героями.
Например, меня удивили некоторые слишком прямолинейные решения Стрелка, и напротив, слишком уклончивые действия ведуний, когда отец деревни оказался зачарован. Но это всё вопросы не к автору, а к самим персонажам – люди действительно не всегда ведут себя логично, и существует огромное количество мнений насчет того, что является «правильным». Я бы в этой ситуации поступила по-другому – но была бы я права?
Скорее всего, нет. Потому что автор умеет смотреть на события с разных точек зрения.
Например, в романе описаны две различные стратегии переговоров с рыцарями. В первой деревне Вьюрок дипломатично идет на уступки, во второй – Стрелок бескомпромиссно готовится к отчаянному и безнадежному бою. Но в игру вмешиваются третьи силы и неожиданные обстоятельства, и исход каждой партии оказывается неожиданным для всех сторон.
Избранные фрагменты мне казались излишне патетическими. С другой стороны, мне очень понравилось, как автору удалось передать у Рокота чувство вины и странное желание оправдаться перед Стелом за учиненный в прошлом скандал, который стоил так дорого Грету и его семье. Я прямо сомнение и смутное раскаяние чувствовала в грубых и обвиняющих ретроспективных речах главнокомандующего.
И, конечно, в романе великолепный мир. Я люблю фэнтези, и просто влюбилась в наполняющие лес потоки тепла, царящую в природе гармонию.
В целом, у меня роман оставил горькое полынное послевкусие. Эх, хотелось бы хоть немного просветов в череде горестей…
Роман начинается так тепло и романтично – спасением девушки от смерти; отчаянным выступлением за правду. А ближе к финалу чередой умирают трое героев и жители целой деревни. Гибель передана отчаянно, эмоции героев бьют поддых и не оставляют никаких сил:

И уткнулась носом в его подушку.
И обожглась его запахом. Задохнулась последней — в целом мире последней! — каплей его запаха. Захлебнулась невозможностью повторить объятия, касания и слова. Больше никогда не держать его за руку. Никогда не ловить улыбку в небесных глазах. Никогда не плыть по опрокинутому куполу неба. Никогда не холодеть до дрожи от звука его голоса. Никогда не сплести пару стульев с узором солнца для этой комнаты. Никогда не готовить ему завтрак, не сшить сарафан под цвет его глаз.
Никогда не родить ему дочь.
Никогда. Никогда. Никогда.

Авторский язык – это отдельная история. Он очень специфический, витиеватый, на любителя. Будто все предметы вокруг одушевляются и становятся на краткий миг персонажами, и этих персонажей уже в первой главе — целый рой. Очень красиво, но порой, на мой вкус – слишком красиво. Наверное, я чересчур привыкла к традиционному стилю изложения, где к подобным описаниям авторы прибегают, чтобы подчеркнуть особенное, зачастую измененное состояние героев, душевные конфликты, искаженное восприятие времени и пространства. Именно поэтому в эмоционально ярких местах меня этот язык восхищал, я перечитывала и цитировала некоторые обороты. Но ряд пейзажных зарисовок в таком стиле мой мозг непроизвольно считал избыточным и фильтровал.

В целом, мне роман показался очень изысканным по форме, как уникальная кружевная вязь, и надрывно-трагическим по содержанию. Очень понравились яркие женские образы, особенно центральная героиня — «девочка-без-судьбы». Текст увлек с первых глав, и сохранил высокий интригующий темп до самого конца. Отдельный плюс — сюжет закручен вокруг вечных человеческих ценностей. Автор реалистично жесток к своим героям, но при этом повествование возвышенно-философское.

И самое главное. Несмотря на то, что в романе много горьких смертей, он проникнут изумительной волей к жизни.

И сразу захотелось жить. Здесь и сейчас. Неважно, что было семнадцать лет назад. Неважно, что будет завтра. Пока он жив, пока он может дышать, чувствовать капли дождя и мурашки от ночного ветра, он будет счастлив. Вопреки всему. Здесь и сейчас.

Последнее изменение: Среда, 27 июня 2018 Прочтений: 409

Другие материалы в этой категории:

« Роман-прилагательное Не писать »
 

Комментарии

    Комментариев пока нет
Гость
22.04.2019
Роман "Круг замкнулся"

Круг замкнулся

Наташа Кокорева, эпическое фэнтези

Никогда не поздно захотеть жить: прислушаться к себе и стать созвучной частью потока [...]

Электронная книга Бумажная книга