Тиран

Вы когда-нибудь пытались переспорить человека, который всегда прав? По определению безнадёжная затея. Но в тот момент, когда вы начинаете осуждать такого человека за неприятие чужого мнения - вы и сами становитесь тираном. И механизм треугольника Эрика Берна закрутился.
Кто такой Тиран (или Палач, Преследователь) в этом треугольнике? Борец за справедливость, за высшее благо или как минимум за собственное спокойствие. Жёсткий, да, но куда деваться? Не мы такие, жизнь такая. Он видит, как другие идут к пропасти и всеми правдами и неправдами спасает их - даже помимо их воли. В такой-то ситуации все средства хороши, не так ли? Сам он подпитывается от осознания собственного превосходства, правоты и непогрешимости. И при этом страдает, не понят, изранен сам.
Мне очень долго казалось, что герои в моих текстах делятся на внешних и внутренних. И, конечно же, тираны были внешними. Конечно же, личные истории, корнями глубоко прорастающие в детство, не до конца прощённые обиды и всё такое. Это не про меня, я же так горжусь способностью всех понять, выслушать, принять.
Только не тех, кто навязывает своё мнение.
Вот он самообман. Как говорится, "щёлкнуло", услышали? Да, тиран - не моя исходная позиция в треугольнике, но я становлюсь им по отношению к своим тиранам, разворачивая роли на 180 градусов.
Любопытное осознание. Довольно сложно такое в себе замечать, но ещё сложнее на практике перестать отыгрывать такое поведение. Это же вшито чуть ли не на уровне мышечной памяти, в каждую клеточку тела.
Так вот о тиранах в моём романе "Круг замкнулся". Первый это, конечно же, Рокот. Он начинался с картонного злодея, лубочной куклы вымазанной всеми оттенками сажи. Вояка до мозга костей, ради приказа и исполнения долга готов на всё. Всегда прав, и правда его подкреплена реальной силой. Просто проклятие для размазни-идеалиста Стела.
Но в последней версии текста, я взялась писать от лица Рокота. И осознала, что это был единственно верный последний шаг, без которого я никогда бы не смогла замкнуть этот проклятый кем-то круг. Я поняла и прочувствовала усталого, немолодого Рокота: он тоже когда-то горел, выбирал - и выбрал твёрдую почву под ногами, благополучие семьи и понятный, надёжный мир. Где-то пошёл на сделку с совестью, где-то закрыл глаза на идеалы. Он вырос. И даже если его решения были неверными, это всё же его решения. И главное - он во многом действительно прав.
И именно такие герои как Рани и Стел - идущие против системы, какой бы они ни была - именно они превращают Рокота в тирана.
Это очень важно.
Без Жертвы не было бы Тирана. Без Спасателя не было бы обоих.
Вторая героиня-тиран проходит фоном, но на самом деле она самый первый и самый глубинный тиран главной героини. Даже те, кто читал, вряд ли сразу угадали Горлицу. Примерную лесную ведунью, старшую ученицу. Праведную и фанатичную. Ей досталось немного пространства в тексте, но если присмотреться к её чёрно-белому миру, к её суждениям, непримиримости, то роль становится очевидна. Вот только в тот же котёл замешан патриотизм, искренняя любовь к Лесу, самоотверженность, готовность идти до конца и умереть за родную деревню. В отличие от Рокота, Горлица открыта, цельна, в мире с самой собой. И только Белянка (это которая главная героиня) заставляет её идти на крайние меры.
Они не зло. Они всего лишь полноправные участники и создатели игры. И ответственны не больше других.
Теперь я думаю, что эти герои вовсе не внешние. Они тоже часть меня. Просто эту часть я ещё не до конца осознала и приняла.

И на последок фрагмент:

Горлица ринулась с холма, к границе огня. Позади вился серый подол, хлестала по плечам коса, а глаза горели — ненавистью, гневом, болью. С острых когтистых пальцев срывались искры тепла и летели к Белянке, скручиваясь тугими верёвками, стягивая горло, спутывая руки и ноги, забивая лёгкие.
— Белка! — неистово кричала Горлица. — Белка! Проклятая! Как ты посмела! Как ты могла!
— Уходи! — прохрипела, задыхаясь, Белянка.
— Я не брошу Луки! — плюнула Горлица и сильнее стянула путы.
Но на стороне Белянки был Лес. Она черпнула громадную охапку тепла и вытолкнула из себя упругой круглой волной, растягивая заклятие Горлицы. Ослабла хватка на горле и удалось немного вдохнуть.
Старшая и самая сильная ученица тётушки Мухомор не сдавалась. Её губы кривились в нечеловеческом усилии, на вытянутой шее надувались жилы. На её стороне были правда, свет, честь и свобода. Её глаза полыхали праведным гневом. Она защищала то, во что верила каждый миг своей жизни — она защищала Родину. Память предков, традиции и саму жизнь.
Она защищала Лес.
И она в одиночку противостояла мощи целого Леса!
Белянка бы расхохоталась, если бы не было так больно. Больно телу и больно душе. Она читала по лицу Горлицы каждую чёрно-белую мысль. Вместе с ней она презирала саму себя. Но теперь она знала, что Лес на её стороне. Что Лес её поддержал. Что так правильно. Пусть ужасно, подло, страшно и жутко, но правильно.
Только так можно сохранить жизнь.

Последнее изменение: Вторник, 25 сентября 2018 Прочтений: 222

Другие материалы в этой категории:

« Радуга Время для творчества »
 

Комментарии

    Комментариев пока нет
Гость
24.02.2019
Роман "Круг замкнулся"

Круг замкнулся

Наташа Кокорева, эпическое фэнтези

Никогда не поздно захотеть жить: прислушаться к себе и стать созвучной частью потока [...]

Электронная книга Бумажная книга